Время в Ереване: 11:07:36,   29 Июнь 2022

Что изменилось в жизни Фетхие Четин, когда она узнала о бабушке-армянке: эксклюзивное интервью

Что изменилось в жизни Фетхие Четин, когда она узнала о бабушке-армянке: 
эксклюзивное интервью

Турецкий юрист, писательница и правозащитница, адвокат семьи Гранта Динка Фетхие Четин считает, что когда-нибудь турецкое общество признает Геноцид армян и примет истину. Она убеждена, что нужно продолжать регулярно говорить об этом, рассказывать человеческие истории, как она делала это много лет назад, когда в студенческие годы узнала, что ее бабушка была армянкой. Бабушка по материнской линии, пережившая геноцид 1915 года, позже вышла замуж за турка. Она никогда не забывала свои корни и в последние годы своей жизни раскрыла секрет своей внучке Фетхие Четин. Спустя годы Четин опубликовала историю своей бабушки в виде книги. Корр. Арменпресс побеседовала с Фетхие Четин, которая приняла участие в открывшейся в Ереване выставке «Грант Динк: здесь и сейчас».

- Госпожа Четин, что изменилось в вашей жизни, когда вы узнали историю своей бабушки и обнаружили ее армянские корни?

- Когда бабушка рассказала мне свою историю, я тогда был студенткой, изучала право в университете. До этого мы мало знали о трагических событиях 1915 года. Когда я услышала рассказ моей бабушки, я была потрясена, была в шоке. В то время я первым делом хотела выйти на улицу и закричать: «Вы солгали, государство нас обмануло». Я чувствовала сильную боль и гнев и усилила свою борьбу.

Я думала, что наша борьба изменит мышление турецкого правительства, но этого не произошло. Это были 80-е, произошла революция, были хаотичные времена и написание истории моей бабушки затянулось. Хотя я рада этому, потому что годы спустя я начала писать свою собственную историю в более зрелом виде, и она тронула многих людей. Потом я увидела, что во многих семьях есть подобные истории, просто они не разговаривали об этом или говорили очень тихо. Книга имела большое влияние и широкое распространение. Ее быстро раскупили.

За пять дней до убийства Гранта Динка он позвонил мне и сказал, что книгу моей бабушки хорошо приняли в Армении, и предложил вместе поехать в Ереван. Я была очень взволнована, в тот момент я собиралась в Париж и обещала поехать в Армению, когда вернусь. Я была воодушевлена тем, что поеду в Ереван с Грантом, но мое волнение длилось недолго. Он был убит, когда я была в Париже. После этого я много приезжала в Армению, но уже без Гранта, но можно сказать, что благодаря этой выставке я привезла с собой Гранта. Он с нами благодаря своим словам и своей борьбе.

- После того, как узнали историю своей семьи, по каким вопросам Вы пересмотрели свои подходы? Какое влияние это оказало на Вашу дальнейшую деятельность?

- Когда я узнала историю моей бабушки, во мне зародилось подозрение. Я не верила тому, что они представляли и чему учили. Я потеряла веру, я пыталась искать объяснение. Будто раньше я была слепа, а потом прозрела, начала осматриваться, задавать вопросы. Помню, в моем родном городе, когда взрослые показывали церковь, они не говорили, чья это церковь, куда пропали люди, и мы не задавали вопросов.

Мы видели одиноких армянских бабушек и дедушек и не спрашивали, почему их оставили одних. Узнав историю своей бабушки, я стала смотреть на нее другими глазами и задавать вопросы. История моей бабушки повлияла на мою дальнейшую деятельность. Я решила защищать права национальных меньшинств. Была создана платформа, тогда я и познакомилась с Грантом Динком.

- Вы упомянули, что после написания и публикации истории бабушки стало понятно, что в Турции есть и другие подобные истории, но многие молчали. Как Вы нашли этих людей?

- Помню, когда вышла книга, весь тираж разошелся за три дня. Первые несколько дней я не могла работать. Постоянно звонили и присылали письма. В те дни я получила так много звонков и писем, и люди звонили, чтобы рассказать истории своих армянских бабушек и дедушек. Могу сказать, что история моей бабушки широко разошлась, о ней много говорили. Другие семьи также начали открывать свою историю.

- Этим рассказом Вы пролили свет на историю Геноцида армян, вместе с Грантом Динком боролись за справедливость. Как Вашу деятельность восприняли в Турции? Какие трудности у Вас были?

- Книга вышла в 2004 году, на тот момент я уже была юристом. Возник вопрос, не повлияет ли это на мою адвокатскую деятельность. Например, если судья настроен крайне радикально, не признает геноцида, он может посмотреть на мое дело иначе, проявить дискриминационный подход. У меня была такая опаска.

Вышел новый тираж книги, я стала появляться на телевидении, у меня было много интервью. В то время я получила большое признание в Турции. Однажды, когда шел суд, меня увидел один из судей по другому делу и выразил свое удовлетворение моей книгой. Он даже сказал, что купил несколько экземпляров и поделился ими со своими друзьями. Когда пришло время моего дела, судья прошептал мне, что его бабушка тоже была армянкой.

Я могу привести много таких примеров. Могу сказать, что ничего противоречащего этой книге я не слышала, угроз мне не поступало. Только однажды в одной из школ меня спросили, почему я не рассказываю о турецкой бабушке-мусульманке. Я ответила, что то, что я написала, было моей историей, напишите и вы свою историю. Думаю, такие человеческие истории разрушат стены ненависти.

- Вы считаете, что регулярное представление человеческих историй поколений о Геноциде армян, постоянное обсуждение этой темы в конечном итоге приведет турецкое общество к принятию правды?

- Я ничуть не теряю надежды. Сейчас, кажется, Турция сделала шаг назад. Несколько лет назад, 24 апреля, руководство выражало свои соболезнования, но в этом году оно изменило акцент и сделало шаг назад. В Турции резко возросли националистические настроения, хотя это связано с предстоящими выборами. Власть, пресса в руках правительства. Оно имеет большое влияние в социальных сетях, теперь голос националиста стал более слышен. В этой атмосфере страха и угрозы, которую создало в Турции правительство, не слышны голоса вопрошающих и критиков.

- Что Вы отвечаете, когда Вас спрашивают, кто Вы по национальности?

- У меня армянские, турецкие и курдские корни. Так и отвечаю, но как только я вижу нападение с какой-либо стороны, принадлежность к этой национальности больше поднимает голову.

- Вы пробовали изучать армянский язык, знаете армянские слова?

- Сожалею, что не смогла найти время выучить язык, но я знаю несколько слов. Думаю, я еще молода, успею выучить (смеется).


Беседу вела Анна Гзирян


Подпишитесь на наш канал в Телеграм






youtube

Все новости    


Об агентстве

Адрес: Армения, г. Ереван, 0002, ул. Саряна 22, Арменпресс
Тел.: +374 11 539818
Эл. почта: [email protected]